dk78.ru

Как сделать костюм воевода



Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Мордва, эрзя, мокша

(из очерков о мордве Мельникова-Печерского)
Из всех народов так называемого чудского или финского племени, обитающих в России, ни одно так не обрусело в настоящее время (1867г.), как Мордва, особенно же та часть её, которая живет в Нижегородском уезде, и называется терюханами. Здесь Мордва уже совсем почти забыла свой язык, и лишь в некоторых немногих деревнях женщины сохраняют еще остатки мордовского наряда, но и то с каждым годом встречается все реже и реже. Многочисленное мордовское племя эрзя также наполовину обрусело.
Мордва, в древности жившая в нынешних губерниях Нижегородской, Симбирской, Саратовской и Пензенской и в северной части Тамбовской губернии, теперь разбросана на огромном пространстве от Нижнего Новгорода до Каспийского моря и от рек Цны и Мокши до Бугуруслана. 

 

                                       Мордовское село Верхний Акташ

Но те из этого племени, что живут в губерниях Самарской, Астраханской и частью Саратовской, пришли на места нынешнего населения в XVII и даже в XVIII столетии. Так, из современных актов мы знаем, что бортники из племени терюхан (нижегородская Мордва), исстари бывшие людьми свободными, были раздаваемы монастырям и помещикам, а оставшиеся свободными, в конце XVII столетия, подарены имеретинскому царю Арчиле, выехавшему в Россию. 
Положение Мордвы ухудшилось, и она огромными толпами бежала вниз по Волге на дощаниках (небольшое волжское судно) с женами, детьми и имуществом. Примеру их последовали эрзяне, также розданные в XVII столетии и даже во времена Ивана Васильевича Грозного разным частным владельцам и монастырям, с целью обратить их в христианскую веру. Беглецы, вместе с другою "вольницей'', укрывавшеюся от платежа податей, поселились на луговой стороне Волги, в нынешней Самарской губернии, на казенных землях, распахали ее, никогда не паханную дотоле, и жили как "бобыли и захребетники". 
Петр Великий, узнав о том, послал грозный указ самарскому воеводе, повелевая Мордву разыскать и выслать на старое жительство. Но; как ни строг был указ Петров, Мордва далеко не вся возвратилась. Как скоро переселенцы сведали об указе, бросились на юг. Там, на привольных берегах Иргиза, близ впадения его в Волгу, населили несколько деревень и доныне существующих; частью перешли на нагорную сторону Волги и поселились в нынешней Саратовской губернии, в уездах Хвалынском, Вольском, Саратовском и Балашовском, частью ушли еще далее, к самому почти Каспийскому морю. Верстах в тридцати от берега этого моря, по правую сторону протоков Бузана, при Чуркинском проране, доселе существуют три мордовские поселка, построенные на владельческой земле.

 

Мордва, эрзя, мокша
Мордва разделяется на несколько племён. 
Главное из них эрзя или эрдзяды, живущие в Арзамасском, Ардатовском, Лукояновском, Сергачском и Княгининском уездах Нижегородской губернии (в ней только две деревни Лукояновского уезда населены мокшанами); в губерниях Пензенской, Симбирской и Саратовской эрдзяды живут смешанно с племенем мокша, а в Казанской губернии среди них, впрочем, особняком, живет мордовское племя каратаи. 
Небольшое племя терюхан, самое северное из мордовских, жившее прежде по берегам Волги и Оки, осталось теперь (1867) лишь в сорока селениях Нижегородского уезда, всего в количестве тринадцати тысяч душ обоего пола. Это племя было очень близко к эрдзядам; теперь же оно почти совершенно обрусело. 
Некоторые считают терюхан эрдзядами, но, судя по остаткам их языка, судя по их обычаю и религиозному культу, их нельзя не признать особым племенем. Племя мокшан, численностью немного уступающее эрдзядам, обитает в северной части Тамбовской губернии, в западной половине Пензенской, в двух селениях Нижегородской, а также в Симбирской и Саратовской губерниях, смешанно с эрдзядами. 

                                              финно-угорские племена в Поволжье                                 

Полагают, что племя мокшан в VIII или IX столетии было известно арабским писателям под именем "буртасов". Эти писатели говорят, что на правом берегу Волги северными соседями прикаспийских хозаров, в двадцати днях езды от столицы их Итиля (около Астрахани), жили буртасы, земля которых простиралась в длину на северо-запад также на двадцать дней езды и граничила с владениями болгарскими. 
По этому расчислению оказывается, что земля буртасов начиналась приблизительно от нынешних границ Саратовской губернии с Астраханскою и достигала к северу до нынешнего Симбирска, а на запад дочти до Оки. Так как теперь в этих местах живут мордва-мокшане, то ориенталисты наши и признают в них потомков буртасов, тем более, что восточные писатели, упоминая о племени эрзя и даже о небольшом племени каратаев, совершенно умалчивают о многочисленном племени мордвы-мокшан. Мокшане разделяются на две группы: одни называются высокими мокшанами, другие простыми, и различаются между собой в языке. 
Наконец, четвертое мордовское племя каратаи, весьма незначительное по числу, обитает в Тетюшском уезде Казанской губернии, против Камского устья. 
В Самарской и Астраханской губерниях живут поселившиеся здесь, как сказано выше, в XVII и XVIII уже столетиях эрдзяды и, кроме того, терюхане (совершенно потерявшие здесь свои племенные особенности и слившиеся вполне с эрдзядами).

Мордва, эрзя, мокша
В эпоху призвания Рюрика некоторые народы чудского племени были уже подвластны славянам и в первые же времена существования русского государства совсем обрусели. Таковы: Весь, жившая на Белоозере, среди которой, по сказанию Нестора, водворился один из братьев Рюрика, Меря, жившая на озерах Мерском (Галичском), Неро (Ростовском) и Клещине (Переславском), и Мурома, жившая по Оке. 
В главные города последних двух племен, в Ростов и Муром, Рюрик, как видно из летописи, послал "мужей" своих и обладал землями их точно так же, как Новгородом и другими славянскими городами. 
Сыновья Владимира, свв. Борис и Глеб уже княжили в чудских городах, Ростове и Муроме. Затем названия Веси, Муромы и Мери боле не появляются на страницах русской летописи; ко времени нашествия монголов, конечно, все они уже совершенно обрусели, но мордва оставалась еще самобытною и независимою, ибо находилась вне славянского влияния. Только перед самым нашествием монголов летописи начинают упоминать о Мордве и рассказывать о столкновениях с нею русских князей; до тех же пор только один раз, именно под 1103 годом, об этом народе упоминает летописец: "бися Ярослав (сын Святослава Черниговского) с Мордвою, - говорит он: - месяца марта в 4 день, и побежден бысть Ярослав".

Во время войн Андрея Боголюбского с болгарами, Мордва, жившая тогда у устья Оки и далее по берегам Волги, без сомнения, подвергалась нападениям русских дружин. Так, под 1173 годом летописец говорит: "Посла князь Андрей сына Мстислава на болгары, а Муромский князь сына посла, а Рязанский князь сына посла, и бысть не люб путь теи всим людем сим, зане непогодье есть зиме воевати болгары, идучи не идяху. И бывшю же на Городьце князю и совокупися с братома своима, с Муромскым и с Рязанскым на устьи Окы, и ждаша дружине своей две недели и не дождавша, поехаша с передними с дружиною; и Борис Жидиславич воевода бе в то время я наряд всь держаше; и въехаша без вести в поганые и взяша сел 6 и семое город, муж изсекоша, а жены и дети поимаша. Слышавше же болгаре в мале дружине пришедше князя Мстислава, идуща с полоном, доспеша вборзе и поехаша по них в 6000, за малом не постигоша их за 20 верст, князю Мстиславу на устьи с малом дружины, а всю дружину пустивше от себе; и взврати Бог поганые от него, а хрестьяны покры рукою своею". 
Из этого летописного рассказа трудно заключить, где и какие села и какой город разорил воевода, но ясно, что князь Мстислав Андреевич все время стоял на устье Оки, следовательно на земле мордовской. Трудно предположить однако, чтобы русский воевода зимой зашел так далеко: собственно к болгарам, в их землю, то есть в нынешнюю Казанскую губернию. Не воевал ли он Мордву, по-видимому, находившуюся тогда в подчинении у болгар?

 

                                               мордовские девушки прядут пряжу                                Мордва, эрзя, мокша

В 1182 году великий князь Всеволод Юрьевич "заратися с Болгары" и достиг до их столицы, "Великого Города Серебряных Болгар", как называет его летописец. Набег Всеволода был удачен; с пешим войском воротился он во Владимир водой по Волге, по Оке и по Клязьме, а кони пусти на Мордву", то есть конницу отправил сухим путем через мордовскую землю, через нынешние Симбирскую и Нижегородскую губернии, "при чем, - говорит Татищев: - Всеволод разорил множество мордовских селений". 
В 1186 году Всеволод из Городца, с тамошними жителями, спустился в ладьях вниз по Волге, вторгнулся в Болгарию и воротился с добычей. Болгары и послушная им Мордва присмирели, а усобицы, возникшие по смерти Всеволода между его сыновьями, не дозволяли русским князьям делать по-прежнему набеги на богатых болгар. В 1217 году сами болгары сделали нападение на Устюг и обманом завладели им, напали также на Унжу, но тамошние жители отбились. 
Как скоро усобица кончилась и во Владимире стал спокойно владеть Юрий Всеволодович, он решился свести счеты с болгарами за Устюг и за Унжу. В 1220 году собрались на устье Оки полки великого князя и брата его Ярослава Переславского, а полки из Ростова и Устюга пробрались в верховья Камы. Русские напали на болгар и на Волге и на Каме. Этот набег из всех русских набегов на болгар был самый удачный и самый прибыльный. Зимой из Болгарии приехали во Владимир послы просить мира, но Юрий не соглашался и весной сам выступил с войском в Городец, намереваясь принять личное участие в нападении на богатую страну. 
На дороге приходили к нему еще послы, он и тех не послушал. Наконец в Городце пришли третьи послы, принесли великому князю богатые дары, и Юрий согласился на мир. Но, на случай будущих предприятий против болгар, он занял важный в то время стратегический пункт на устье Оки, отправился туда из Городца и основал город, назвав его Новым Городом. Впоследствии, для отличия от Новгорода Ильменского, этот город стали называть Нижним Новгородом.

Это был первый шаг русских к обладанию Мордвой. Естественно, что он повлек за собой неприязненные столкновения. Взаимные набеги продолжались однако недолго; вскоре и Русь, и Мордву, и болгар постигла одинаковая участь: меч монголов прошел по землям их.

Представив сухой перечень летописных сказаний о событиях, предшествовавших основание первого русского города в земле мордовской, приведем как русские, так и мордовские предания. Вот первое сказание, русское. Оно живет доселе в памяти народной и найдено нами лет двадцать тому назад (1867) в одном рукописном сборнике XVII столетия. Во времена стародавние, где теперь стоит Нижний Новгород, жил знатный, сильный мордвин, по имени Скворец. 
Он был друг и товарищ другому, такому же знатному, такому же сильному мордвину - Соловью, тому самому, что связан был Ильёй Муромцем. 
Женился Скворец на восемнадцати женах, и родили они ему семьдесят сыновей. Все жили вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горе и по вечерам гоняли их на водопой на Оку-реку. Тут же в ущелье обитал чародей Дятел, тоже мордвин, тоже приятель Соловью. 
И спросил Скворец Дятла, о судьбе семидесяти сыновей своих. Отвечал Дятел: "Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, долго будут обладать здешними местами, а поссорятся - будут покорены русскими. И тогда здесь, на устье Оки, поставят русские город камень, крепок зело, и не одолеют его силы вражеские". И, сказав это пророчество, просил Скворца Дятел о честном ему погребении. 
Умер Дятел в глубокой старости, и похоронил его Скворец на горе, на устье Оки-реки, и прозвалось то место Дятловы горы. Затем помер и Скворец, завещав семидесяти сыновьям своим мир и согласи. Сыновья и внуки Скворца жили хорошо между собою, но потомки их размножились и стали враждовать друг с другом. 
И свершилось предречение чародея Дятла: один святой князь, Андрей Боголюбский, согнал их с устья Оки, другой святой князь, Георгий, поставил на Дятловых горах Нижний Новгород. С некоторыми изменениями легенда эта сохранилась в устах народа. Но в устном предании мордовский патриарх столь многочисленного семейства, владевший устьем Оки, называется не Скворцом, а Соколом. 
Замечательно, что в Нижнем Новгороде, повыше Дятловой горы (вверх по течению Оки), подле так называемого Гребешка, гора, отделяемая от сего последнего оврагом, называется "Соколом". Замечательно и то, что у некрещеной Мордвы до сих пор сохраняется старинное их обыкновение давать новорожденным имена птиц, как, например: Торай (гусь), Тыр-пыр (дикий голубь) и тому подобные.

 

                                                       девушки из народа мокша                                    Мордва, эрзя, мокша

Другое русское предание о построении первого города в мордовской земле нам не случалось видеть в старописьменных книгах, и даже не знаешь, записано ли оно было когда-нибудь. Вот оно: из-за Кудьмы-реки мордвин Абрамка пришел на устье Оки и поселился на Дятловых горах, поросших дремучим лесом. Было у него четырнадцать сыновей и три дочери, и построил Абрамка семнадцать домов, там, указывает местный рассказ, где находится теперь архиерейский дом. 
Это мордовское селение называлось "Абрамовым", и Абрамка был "панком", то есть правителем соседней Мордвы (терюхан). Когда русские стали готовиться к первому походу на Мордву, Абрамка укрепил свой городок, обнес его тыном и валами; в нем было тогда до пятисот человек. В городке своем Абрамка устроил двое ворот: одни с южной стороны вала, широкие, с дубовыми растворами, и завалил их землей; другие - Тайницкие, у Коровьего взвоза, на север, из которых ходили за водой на Волгу.
 Русские подошли к Абрамову городку в числе четырнадцати тысяч и стали переговариваться с Абрамкой: - "Уйди ты от устья Оки и давай князю нашему дань". - "Я не князь мордовский, а только выборный "панок", -отвечал Абрамка: - меня Мордва не послушает, а вот я соберу весь мордовский народ, поговорю с ним и уговорю всю Мордву покориться русскому князю; только дай мне сроку четыре года". - "Не дам тебе четыре года, - отвечал русский "мурза": - а даю сроку четыре дня". Абрамка согласился, оповестил ближайшую Мордву, и в две ночи через Тайницкие ворота набралось в его городок пять тысяч Мордвы. На четвертый день условленного срока Абрамка велел раскопать засыпанные землей ворота, и ударила Мордва на русскую рать. 
Но русские одолели, завладели городком, сожгли его, разграбили, а жителей, которых побили, которых в полон взяли. Сам Абрамка был убит. 
Поставили русские свой городок не на том месте, где было Абрамово городище, а выше по течению Оки, на месте, которое приходится теперь супротив ярмарочного моста. Мордва, узнав о гибели панка Абрамки, и что город его в устье Оки занят русскими, заволновалась, и шесть тысяч мордовских ратников собрались отмстить за смерть своего "панка" и выгнать русских из земли своей. Русских было только тысяча человек. 
Узнав о приближении Мордвы, они вышли навстречу и бились с нею около деревни Новой, иначе Щербинка, пробились через мордовские полчища и через Березполье уехали во Владимир. Русские были на конях, а Мордва пешая, оттого она и не могла достичь бежавших русских. Узнав об этом, русский великий князь сам двинулся на Мордву и, завладев их прибрежными местами, основал Нижний Новгород.

 

                                                   женщины эрзя на празднике                                      Мордва, эрзя, мокша

От русских преданий обратимся к мордовским. У племени терюхан, как ближайшего к Нижнему Новгороду, сохраняется предание о первоначальном завладении русским князем Мурзою их землями. Терюхане, как мы уже сказали выше, почти совершенно забыли свой язык. Они и песни поют по-русски, и былины свои сказывают на русском языке. Одну из таких былин священник села Сивухи, Рождественское тож, записал в 1848 году и представил преосвященному нижегородскому Иакову, ревностно занимавшемуся собиранием народных сказаний во вверенной ему епархии. 
Покойный преосвященный передал нам часть собранных им посредством приходских священников, сказаний. Сказание о "мурзе", московском царе, увидавшем на Дятл вых горах одетую в белые балахоны и молящуюся своему богу Мордву, и о том, как за дары этого русского "мурзы", посланные молельщикам, старики мордовские послали хлеб, соль и мед, но молодые ребята, съев все это, поднесли "мурзе" землю и песок, что он и принял за знак добровольного подчинения мордовской земли его власти, - все это сказание носит на себе несомненную печать древности. 
Приводим мордовскую былину в том виде, в каком получили ее от покойного преосвященного Иакова:

На горах то было, на горах на Дятловых,
Мордва своему Богу молится,
К земле-матушке на восток поклоняется.
Едет мурза, московский царь по Воложке,
По Воложке на камешке.
Говорит мурза людям своим:
"Слуги вы мои верные,
"Слуги верные, неизменные,
"Поглядите-ка, посмотрите-ка
"Вы на те ли на горы на Дятловы,
"Что это за березник мотается,
"К земле-матушке преклоняется?
"Вы, слуги мои, пойдите,
"Слуги верные, доглядите,
"Что это за березник мотается,
"Мотается-шатается,
"К земле-матушке преклоняется?"
Слуги пошли, доглядели,
Видят слуги: на горах на Дятловых
Мордва в белых балахонах стоит,
Стоит, своему богу молится,

К земле-матушке на восток поклоняется.
Слуги воротились,
Низко мурзе поклонились,
Говорят мурзе, московскому царю:
"То не березник мотается,
"Мотается-шатается,
"К земле-матушке преклоняется, -
"То Мордва своему богу молится,
"К земле-матушке преклоняется".

Вопросил же их мурза, московский царь:
"Зачем же они кругом становятся,
"С чем же они молятся?"
Отвечают мурзе слуги верные:
"Стоят у них в кругу бадьи могучие,
"С суслом сладким бадьи могучие,
"В руках держат ковши заветные,
"Заветные ковши, больши-набольшие,
"Хлеб да соль на земле стоят,
"Каша да яичница на рычагах висят,
"Вода в чанах кипит,
"В ней говядину янбед варит".

И сказал слугам мурза, московский царь:
"Слуги вы мои, подите,
"Слуги верные, отнесите,
"Мордве на моляне скажите:
"Вот вам бочонок серебра, старики,
"Вот вам бочонок злата, молельщики,
"На мордовский молян так и ступайте,
"Старикам мордовским серебро, злато отдайте".
Верные слуги от мурзы пошли,
Мурзин дар старикам донесли;
Старики серебро, злато приняли,
Суслом сладким слуг напояли;
Слуги к мурзе приходят,
Весть мурзе приносят:
"Угостили нас, напоили суслом сладкиим,
"Накормили нас хлебом мягкиим".
Мордовские старики от мурзы деньги получили,
После моляна судили, рядили:
Что нам мурзе в дар дать,
Что московскому царю послать?
Меду, хлеба, соли взяли,
Блюда могучие поклали,
С молодыми ребятами послали.
Молодые ребята, приуставши, сели,
Мед, хлеб да соль поели,

Говорят: "старики не узнают!"
Земли и желта песку в блюда накладали,
Наклавши, пришли
И мурзе, московскому царю, поднесли.
Мурза землю и песок честно принимает,
Крестится, Бога благословляет:

"Слава Тебе, Боже Царю,
"Что отдал в мои руки мордовску землю!"
Поплыл мурза по Воложке,
По Воложке на камушке:
Где бросит земли горсточку -
Быть там градечку;
Где бросит щепоточку, -
Быть там селеньицу.

 

                                                  мордва в Ульяновской области                                  Мордва, эрзя, мокша

Современное подчинение Мордвы русской власти относится ко времени покорения Казани царем Иваном Васильевичем. Во время его похода на Казань в 1552 г. в войсках наших была темниковская Мордва со своим князем из рода Еникеевых. В разных селениях на пути царя Ивана Васильевича, в нынешних Нижегородской и Симбирской губерниях, до сих пор сохраняются предания, что тут жила Мордва, покорно встретившая московского царя, принесшая ему чашки с землей и песком, что означало добровольное покорение, и тогда же крестившаяся. 
Иван Васильевич строил новокрещенным церкви и жаловал их иконами, иконостасами, царскими вратами и т. п. В некоторых сельских церквах того края доселе показывают иконы, будто бы данные Грозным, хотя и трудно согласиться, чтоб они были так древни. Вообще в местностях, населенных как обруселою, так и необруселою еще Мордвой, сохраняется свежая память о Грозном. 
О нем поются песни, о нем рассказываются предания; происхождение каждого кургана, насыпанного в степи, приписывается в тех местах царю Ивану Васильевичу: это он войско свое считал, говорят туземцы, каждый воин насыпал шапку земли на месте ночлега, и по высоте насыпанных ратниками бугров московский государь делал смету своему войску. 
Много былин распевается обруселою Мордвой того края о Грозном царе; распеваются они и русскими, и каждая из них начинается обыкновенно словами:

Грозен был воин царь, наш батюшка,
Первый царь Иван Васильевич.
Сквозь дремучий лес с войском-силою
Он прошел землю мордовскую,
Себе царство взял Казанское,
Мимоходом Астраханское,
Вывел Перфила из Новагорода,
Не вывел измены в каменной Москве.

                                                                              Мордовское село Васильевка

Даже приведенную нами выше былину, бесспорно относящуюся к первому занятию русскими устья Оки, Мордва относит к царю Ивану Васильевичу, разумея его под именем "мурзы, московского царя".

Утвердив власть свою над Казанью и Астраханью, Иван Васильевич сделался обладателем всех инородцев, обитавших в областях, павших под ударами его татарских царств. Черемиса, чуваши (Горная Черемиса) и Мордва волей-неволей должны были признать над собой власть московского государя. Мы видим, что эти инородцы, равно как и татары, являются в рядах русских войск во время борьбы Грозного с западными соседями. Одною из главных забот Ивана Васильевича было обрусение подпавших под власть его инородцев. Средством для выполнения этой важной государственной цели было распространение между полудикими племенами христианской веры. И мы видим, что Иван Васильевич и потом Годунов принимали для распространения христианства самые энергические меры. Крещение было насильственное, сопровождаемое разрушением мечетей у магометан, кладбищ, кереметей, священных рощ и т.п. у язычников. Оставляя в стороне обращение в христианство племен мусульманских, а равно черемис, чуваш, вотяков и других, упомянем о средствах, которые употребил Иван Васильевич относительно Мордвы. Мы принимаем за основание еще неизданные документы.

                                                    эрзянский праздник                                           Мордва, эрзя, мокша

В архиве арзамасского уездного суда сохранилось несколько любопытных актов XVII и даже XVI столетия. В числе их находится грамота царя Василия Ивановича (Шуйского) к арзамасскому воеводе Тимофею Лазареву от 12-го апреля 1608 года, за скрепой дьяка Герасима Мартемьянова, о выдаче дьяку Петру Викулину части владений княгини Агафьи Шейсуповой. В этой грамоте сказано, что село Казаково, досель существующее в Арзамасском уезде и населенное русскими, происходящими от обруселой еще без малого триста лет тому назад Мордвы, было искони вотчиной мордовских князей. Но так как все вотчины мордовских князей, сказано в той грамоте, велено по прежнему уложению (царя Ивана Васильевича) "раздать боярам в раздачу для крещения Мордвы", то Казаково по жребию досталось князю Шейсупову, который, как видно из писцовых книг 93 года (1585 года), построил в нем церковь великомученика Георгия. Таким образом искони вольная Мордва, ради крещения, вернее сказать, ради обрусения, поступила в частное владение служилых людей московского государства.

 

                                             мордовские свадебные обряды                                            Мордва, эрзя, мокша

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПРО МОРДОВСКИЙ НАРОД (ЭРЗЯ И МОКША)

Мордва́ — финно-угорский народ, который делится на два субэтноса — мокша и эрзя. Самоназвание мокшан мокш. мокшет, эрзян — эрз. эрзят. Говорят на мокшанском и эрзянском языках, относящихся к мордовской подгруппе. 
Этнографические группы: эрзян — шокша, мокшан — каратаи. Проживают в Российской Федерации, около трети — в Мордовии, а также в сопредельных областях — Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Самарской, Московской. Относятся к коренному населению Центральной России. Верующие — в основном православные, есть также приверженцы народной религии (традиционная религия мокшан — мокшень кой), лютеране и молокане.

Мордва, эрзя, мокша

ЭТНОНИМ СЛОВА МОРДВА
Традиционный термин «мордва» является внешним названием этнической общности (то есть — экзоэтнонимом). Эрзяне и мокшане имеют различное этническое самосознание, имеют свои литературные языки, существенные различия в антропологическом (расовом) типе, расселении, традиционном быте, материальной и духовной культуре.

Точку зрения советской этнографии о двух субэтносах не разделяет Финно-угорская организация Эстонии (SURI), указывая, что эрзя и мокша являются разными народами: «Советская этнография утверждает, что эрзяне и мокшане — это субэтносы мордвы. 
Но учёные этой школы сами же противоречат себе, указывая, что ни мокшане, ни эрзяне мордвой себя не называют — само слово отсутствует в словарях этих народов и имеет грубый, уничижительный оттенок. 
И главное — отсутствует само понятие „мордовский язык“. Эрзяне и мокшане используют два разных языка, причём эрзяне и мокшане — т. н. „мордва“ — не понимают друг друга».

В июле 1928 года на заседании Совета народных комиссаров по вопросу создания Эрзяно-Мокшанского округа Н. Г. Сурдин предложил назвать округ Мордовским, на основании того, что названия народов «мокша» и «эрзя» не на слуху, а «мордва» известно всем русскоговорящим. 16 июля 1928 года Всероссийский ЦИК и Совет Народных Комиссаров приняли решение о создании Мордовского округа в составе Средне-Волжской области. 
В 1990-е была обнародована Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской Республики, однако переименование республики было отложено.

 

                                                  мокша - деревенское подворье                                     Мордва, эрзя, мокша

Этимология
Обычно первым упоминанием экзоэтнонима мордва считается его форма Mordens в итинерарии готского историка Иордана (VI век н. э.). В. В. Напольских при этом замечал, что нельзя быть полностью уверенными, что под иранским экзоэтнонимом mordens in Miscaris скрываются именно мокша и эрзя. В X веке этот экзоэтноним упоминается византийским императором Константином Багрянородным в форме Μορδια в качестве географического названия для локализации одной из пачинакитских (печенежских) фем.

Распространённая гипотеза выведения данного экзоэтнонима из древне-иранского mardχvār- или mǝrǝtāsa- «людоед», а следовательно — отождествления с андрофагами Геродота, признавалась М. Фасмером сомнительной.

Согласно наиболее актуальной на сегодняшний день версии, экзоэтноним мордва происходит от иранского корня со значением «человек, мужчина» (ср. перс. mârd‎, ягн. morti — от индоир. mṛta «человек, смертный»). К тому же корню восходят слова эрз. мирьде, мокш. мирьдя «мужчина, муж», удм. мурт, коми морт «человек, мужчина». Разница в огласовке между этими словами и этнонимом объясняется разным временем заимствования и адаптацией в разных языках.

Суффикс -ва присоединён уже русским языком и носит оттенок собирательности (также как в этнонимах литва, татарва). Фасмер также приводит ругательство мордва́, относимое к евреям и детям, и слово мордва́н, употребляемое в значении «проказник», указывая на созвучие с мордова́ть. В «Словаре белорусского наречия» И. И. Носовича также присутствует ругательство мордва́, относимое к «шумному сборищу, особенно евреев», являющееся производным от глагола мордовать.

Мордовское село Васильевка

Наиболее раннее употребление этнонима мордва предположительно фиксируется в трактате «О происхождении и деяниях готов» готского историка V века Иордана. В нём среди народов Восточной Европы, которые якобы были покорены Германарихом к 375 году н. э., упоминается народ «морденс», который помимо близкого написания ассоциируется с мордвой также на основании географического соседства с «меренс» (мерей).

Этнонимы мокша и эрзя в русских источниках стали появляться довольно поздно: «мокшана», «мокшаня» впервые зафиксированы в «Книгах письма и меры» Д. Пушечникова и А. Костяева за 1624—1626 гг., этноним эрзя начинает встречаться ещё позднее, с XVIII века. Это объясняется тем, что русские воспринимали эрзян и мокшан как единый народ и так это отразили в летописях. 
Другие народы, исторически соседствовавшие с мокшанами и эрзянами, не называли их общим этнонимом.

«В современных мордовских языках слово „мордва“ как этноним не сохранилось. Однако едва ли можно думать, что этот этноним употреблялся в качестве самоназвания в прошлом. Так ещё в XVIII в. известный русский учёный И. Г. Георги, путешествовавший в Поволжье, заметил, что мордвины: „<…> называются сами по поколениям своим мокшами и мокшанами, также ерзянами и ерзядами. 
Россияне же нарицают их вообще мордвою, которое наименование и между ними самими не употребительно“»
На ошибочность употребления одного этнонима по отношению к двум разным народностям указывали также академик А. А. Шахматов и академик Лепёхин И. И.:

«Разность двух мордовских поколений видна и из того, что до крещения их не дозволялось мокшанам брать ерзянок, а ерзянам — мокшанок; но всяк довольствовался своею породою».
Первоначально этноним «мордва» относили только к эрзянам. Гийом Рубрук в своём «Путешествии в восточные страны» в 1253 году даёт следующее описание:

К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно: Моксель, не имеющие никакого закона, чистые язычники. 
Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно Татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому Моксель очень одобряет Германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освободятся от рабства Татар… 
Среди них живут другие, именуемые Мердас, которых Латины называют Мердинис, и они — Сарацины.
Роджер Бэкон в своём «Opus Majus» также отделяет мокшан («moxel») от мордвы (эрзян):
К северу же от этой земли Тартарской между Танаисом и Этилией живут какие-то народы…. И оба эти народа живут на севере, рядом с полюсом, но более удален от севера народ, живущий сразу за рекой Танаис и называемый моксель, подчинённый тартарам. И они — язычники, живущие совершенно без закона, города у них нет, но хижины в лесах. Государь их и большая часть их были убиты в Польше поляками и алеманнами и богемами. Ведь тартары повели их на войну с поляками. А они во многом поддерживают поляков и алеманнов, надеясь таким образом освободиться с их помощью от тартарского рабства. Если к ним придет купец, тот, в доме которого он первым остановился, должен проявлять заботу о нём столько времени, сколько он желает там пробыть. Ибо так принято в этих местах. За ними к востоку живёт некий народ, называемый мердуим, зависимый от тартар. Но они — сарацины, живущие по законам Магомета.

 

                                    расселение славянских и финских племен в Европе                               Мордва, эрзя, мокша

То же в конце XVIII века подтверждает и Иоганн Георги:
С того времени, как стали они Российской державе подвластны, упражняются все в землепашестве, но живут не в городах, а в деревушках, подобно черемисским и чувашским, и весьма охотно строят жилища свои в лесах. Дворы, землепашество, небольшое скотоводство, домашняя рухлядь, пища и всё вообще расположение их хозяйства ни мало от черемисского и чувашского не разнится. 
По большей части бывают и у их дворов такие же, как у тех, огородцы, в коих садят про себя обыкновенную поваренную зелень. Но к звериному промыслу не столько они прикрепляются, как помянутые народы. Мордовки упражняются равномерно в таких же делах, как черемисские и чувашские женщины, и притом подобные им в прилежании и искусстве. Народ сей несет равную с соседями своими гражданскую тягость, да и в самом поведении им сообразен. Мокшаны живут в привольных к лесному пчеловодству местах; есть также между ними действительно и такие пчеляки, кои имеют у себя по сту и по двести ульев.
Как известно Пургасова волость являлась эрзянским государственным образованием. 
 
Лаврентьевская летопись сообщает, что муромский князь Юрий Давыдович:
вшед в землю Мордовьскую Пургасову волость пожгоша жита и потравиша и скот избиша, полон послаша назад. А мордва вбегоша в лесы своя в тверди, а кто не вбегл тех избиша наехавше Гюргеви молодии…
Там же:
…Пришла мордва с Пургасом к Новгороду и отбились от них новгородцы; они же зажгли монастырь святой Богородицы и церковь, которые были вне города; в тот же день и отъехали прочь, захватив многих своих убитых. В то же лето Пурешев сын с половцами победил Пургаса, и перебил всю мордву и Русь Пургасову, а Пургас едва бежал с малым отрядом
О мокшанах (Moxii), как отдельном народе и их стране (Moxia) говорится в сочинении Иосафата Барбаро «Путешествие в Тану».

                           святейший Патриарх Кирилл (Гундяев) - мордовского происхождения                       Мордва, эрзя, мокша

Энциклопедия Кирилла и Мефодия также называет предводителя эрзянского войска Пургаса мордовским князем:
…В то время как войска Улуса Джучи совершали первые два похода на Волжскую Булгарию (в 1229 и 1232 гг.) суздальские войска громили главного союзника булгар — мордовского князя Пургаса
.  
В работе Пашуто В. Т. также мокшане и мордва упомянуты как разные народы:
Бату был бы и рад закончить поход, но ему не дали этого сделать: Великий хан Угедэй требовал продолжения завоеваний, да и соратники джехангира не желали целиком уступать ему славу полководца, хотели проявить себя в будущих кампаниях. 
В течение 1239 г. Бату позволил некоторым своим родичам предпринять небольшие рейды на мордву и мокшу, на уже разоренное Рязанское княжество, на Переяславль-Южный. Но откладывать большой поход он больше не мог, и в конце лета 1240 г. вторгся в Южную Русь. Собственно, Русь ему покорять было ни к чему, но через неё лежал путь в Венгрию, куда бежал половецкий хан Котян, с которым у монголов были давние счёты — ещё со времен войны Чингис-хана с Хорезмом.
 
.
Из выступления директора института гуманитарных наук Мордовии В. А. Юрченкова на Сафаргалиевских чтениях, ежегодно проходящих в Саранске:
<…>достоверно известно, что мокша, эрзя, буртасы, меря и мурома образовались после распада городецкой культуры и являются родственными племенами. Если учитывать и этот факт, то становится ясно, что мордва не просто пребывала в составе древнерусского государства в течение 10 веков, но и способствовала его образованию
.
О сходстве мокшан и мишарей (мещёры) писали адъюнкт Петербургского университета Х. Фейзханов и его коллега В. В. Вельяминов-Зернов, занимавшиеся исследованием истории Касимовского царства:
Наши благословенные мишари являются (по происхождению) финнами, однако они более близки к мокшам. В древней истории России мокши и мишари упоминаются друг за другом. Чуваши и черемисы упоминаются совместно отдельной группой. Наружность мишарей, в особенности, саратовских, имеет мокшанский вид: и в действиях и манерах они похожи на мокшанцев
.

                       праздник Балтай - эрзя -  обряд наряжание медведя (Татарстан)                             Мордовское село Васильевка

Проблема с экзоэтнонимом, относящимся одновременно к двум разным народами привела к многочисленным несовпадениям и путанице. Из учебников истории, например, известно, что в XII веке происходили столкновения русских княжеств с мордвой, но последние то воюют с русскими князьями Ярославом, а затем Юрием, то вступают с ними в союз. Объяснение в том, что эрзянский князь Пургас пытался сохранить свой город Обран ош, на месте которого теперь стоит Нижний Новгород и рассчитывал на поддержку булгарского хана в борьбе с экспансией русских княжеств, в то время как мокшанский царь Пуреш являлся союзником князя Юрия и между ним и Пургасом долгие годы продолжалась непримиримая война.
 
В большинстве случаев использование одного экзоэтнонима для двух разных народов и одного названия для двух разных языков приводило к множественным ошибкам. Для того чтобы избежать этого, как в дореволюционной России так впоследствии и в советское время использовались двойные этнонимы мордва-мокша и мордва-эрзя и названия языков мокша-мордовский и эрзя-мордовский, где приставки «мордва», «мордовский» по сути не несли никакой информационной нагрузки.

                                                                   Мордовское село Верхний Акташ

Современное бытование
Согласно результатам переписи 1926 г., на территорииях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тыс. мокшан и 297 тыс. эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тыс., эрзян — 795 тыс., в Барнаульском округе 1,4 тыс. мокшан и 1,4 тыс. эрзян, также 5,2 тыс. обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима.
По данным переписи населения 2002 года уже 843 350 человек назвали себя мордвой, в том числе мокшанами и эрзянами 49 624 и 84 407 чел. соответственно. 
В самой Мордовии 283,9 тыс. чел. назвали себя мордвой, в том числе 47,4 тыс. и и 79,0 тыс. — соответственно мокшей и эрзей. 
Эти противоречивые данные были получены вследствие того, что многие представители старшего поколения привыкли к тому, что ещё во время советского периода в графе национальность представителям мокшан и эрзян разрешалось указывать только именование «мордвин», это правило вновь возродилось в Республике Мордовия в рамках кампании, предшествующей переписи 2010, когда власти республики настоятельно рекомендовали указывать национальность «мордва». 
В 2011 году власти Мордовии оказывали давление на портал finnugor.ru за упоминание мокша и эрзя как отдельных народов, требуя использовать только термин «мордва». Одной из причин противоречивости данных 2002 называют ошибки в переписи. Во внимание также следует принимать оторванность многих общин и диаспор мокшан и эрзян от своей исторической родины, масштабы естественной ассимиляции: обрусевшие мокшане и эрзяне не помнят своих корней и указывают в графе национальность «мордва» так как их предки происходили из Мордовии. 

По данным микропереписи 1994 года в Мордовии: 49 % мордовского населения назвали себя мокшей, 48 % — эрзей и лишь 3 % сказали, что они — мордва. В соседней Пензенской области из всей мордвы собственно мордвы — 69 %, а остальные 31 % — мокша или эрзя; на всей остальной территории России из всей мордвы собственно мордвы оказалось 99,8 %. По мнению директора Института этнологии и антропологии РАН В. А. Тишкова причиной преобладания в итогах микропереписи субэтнонимов эрзя и мокша на территории Мордовии стало некорректное интервьюирование респондентов переписчиками, которые минуя вопрос об этнониме, сразу спрашивали о субъэтнической принадлежности. Преобладание же за пределами Мордовии этнонима «мордва», по его мнению, связано с большей корректностью переписчиков в этих регионах. Результаты Всероссийской переписи 2010 года однако не вызывают уверенности в корректности её проведения, по её итогам за период с 2002 по 2010 численность назвавших себя этнонимом мокша сократилась в 10 раз.

 

                            предки Василия Шукшина имеют мордовское происхождение                                 Мордва, эрзя, мокша

Численность
Общая численность мордвы (мокшан и эрзян) в конце XVI века составляла около 150 тыс. чел., в 1719 г. — 107 тыс. чел., по данным III ревизии в 1764—221,1 тыс. чел., по данным IV ревизии в 1781—279,9 тыс. чел., по данным V ревизии в 1796—345,5 тыс. чел., по данным VIII ревизии в 1835—480 тыс. чел., по данным X ревизии в 1858—660-680 тыс. чел. Согласно Переписи населения Российской империи 1897 г. численность говорящих на финских наречиях (мордовском) составила 1023,8 тыс. чел[]. К началу XX века они проживали в губерниях Рязанской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Нижегородской, Симбирской, Казанской, Самарской, Саратовской, Уфимской, Оренбургской, Томской, Акмолинской, Енисейской и Тургайской. 
На 1917 г. общая численность мокшан и эрзян оценивалась в 1200 тыс. чел., согласно переписи 1926 г. на территорииях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тыс. мокшан и 297 тыс. эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тыс., эрзян — 795 тыс., в Барнаульском округе 1,4 тыс. мокшан и 1,4 тыс. эрзян, также 5,2 тыс. обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима.

 По данным Ethnologue за 2000 г. численность мокшан составляла 296,9 тыс. чел.[], численность эрзян — 517,5 тыс. чел.[] По данным Российской переписи населения 2002 общая численность проживающих в России мокшан и эрзян составляла 843,4 тыс. чел., в том числе в Мордовии — 283,9 тыс. чел. (32 % населения республики).

В значительном количестве мокшане проживают в Пензенской, Тамбовской, Оренбургской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области, эрзяне — в Самарской, Нижегородской, Рязанской, Оренбургской, Ульяновской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области.

 

                          Мордовское село Верхний Акташ

История
Этногенез
В начале-середине I тыс. н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена мари, мери, мокшан, муромы и эрзян. Племена Городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племен, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия. 
В присурской зоне формируется устойчивый обряд погребения головой на юг и наличие среди погребального инвентаря височной спиралевидной подвески с грузиком. (В целом общая черта для приуральских финнов.) В приокской зоне погребенных стали ориентировать головой на север и очень редко встречается спиралевидная височная подвеска. На их основе учёные установили, что присурская группа племен явилась основой для формирования мокшан, а окская — эрзян. В процессе своего развития как мокшане так и эрзяне имели тесные контакты с различными ираноязычными и тюркоязычными племенами на южных границах своего расселения, а на севере и западе — с балтоязычными.

С запада в течение последних 1000 лет наиболее сильное влияние мокша и эрзя испытали от славянских племён. Славянизации были подвергнуты почти все. После подчинения волжских княжеств и ханств Иваном Грозным, мокша и эрзя окончательно стали составной частью московского княжества. До середины 20-го века многие эрзя и мокша сохраняли двуязычность, которая, вероятно, всё больше уступает место русскому языку, как главному и культурообразующему. Ассимиляция, которую испытали волжско-уральские народы, является двунаправленной. Как славяне, численно превосходящие мокшу и эрзя, влияли на «мордву», так и коренное население влияло на вновь приходящих славян.

«По своему происхождению финно-угорские языки не связаны с арийскими, принадлежащими к совершенно иной языковой семье — индоевропейской. Поэтому многочисленные лексические схождения между финно-угорскими и индоиранскими языками свидетельствуют не об их генетическом родстве, а о глубоких, многообразных и длительных контактах финно-угорских и арийских племён.» 
["От Скифии до Индии". Стр. 99.]

 

                 

Средневековье и новое время

Древнейшие упоминания о мокшанах и эрзянах относятся к эпохе Геродота, который упоминает их под именами андрофагов и тиссагетов, описывая их роль в скифо-персидской войне в 512 до н. э.[].

Позже мокшане играют роль в истории Хазарского каганата, княжеств Владимиро-Суздальского и Рязанского, а эрзяне в истории Волжской Булгарии и Нижнего Новгорода. По исследованиям финнологов, основанных на изучении языка, мордва испытывала культурное влияние соседствовавших с ними в разное время сарматов, хантов, гуннов, германцев, литовцев, венгров, хазар, а позднее татар и славян.

Согласно археологическим данным, мокшане населяли в период своей древнейшей истории земли в верхнем течении реки Дон до Мокши и Хопра, а эрзяне — бассейн Волги и Оки; далее на восток они расселились уже в позднейшее время, главным образом отступая от русских. К юго-востоку от Москвы встречается большое количество топонимов, свидетельствующих о том, что эти края являются историческими землями мордвы: река Мордвес в Тульской области, деревни Макшеево в Московской, Рязанской, Смоленской и Тульской областях, села Мордово в Тамбовской области, посёлок Мокшан в Пензенской области, деревень Мордвиново во Владимирской, Ивановской, Московской и Рязанской областях и т. д.
Столкновения с эрзянами начались у русских с 1103 года, когда в летопись занесено известие о нападении муромского князя Ярослава Святославича на эрзян: «бися Ярослав с Мордвою месяца марта в 4 день и побежден бысть Ярослав».

В XIII веке русские стали одолевать «поганскую мордву» (эрзян), особенно после основания Нижнего Новгорода. 
К 1226 году относятся походы русских князей на буртасов, союз аланов и мокшан. 
В 1226—1232 годах Юрий Всеволодович провёл ряд удачных походов в земли буртасов. 
В 1237—1239 годах эрзянская земля была полностью разорена Батыем. Татарское нашествие значительно ослабило эрзянские земли и подчинило их татарским мурзам, мокшанское царство стало вассалом Золотой Орды и большая часть мужского населения в составе войска Пуреша погибла во время похода монголов в Центральную Европу (1236—1242).

В 1377 году эрзяне помогли ордынскому царевичу Арапше (Араб-шаху) неожиданно напасть на реке Пьяне на нижегородцев и войска московского князя Дмитрия Ивановича, тем самым способствовав их разгрому и разорению татарами Нижнего Новгорода. 
Вслед за этим эрзяне предприняли грабительский набег на окрестности Нижнего Новгорода, но на пути домой были разбиты городецким князем Борисом Константиновичем. 
Зимой 1377/1378 годов Борис с суздальской и московской помощью предпринял удачный ответный поход в земли мордвы (эрзян). 
Русская колонизация и подчинение эрзян нижегородским, рязанским и московским князьям шли постепенно, начиная с конца XIV века.

В походе Ивана Грозного против Казани участвовал темниковский князь Еникеев с подвластными ему мокшанами и мещёрой. 
После походов на Казань Ивана IV в 1540-е мокшанские, а позднее эрзянские знатные роды присягнули на верность Московскому князю. После завоевания Казани часть эрзянских земель была роздана боярам; остальные временно вошли в состав царских мордовских вотчин, но затем раздавались монастырям и помещикам, главным образом с целью обращения местного населения в христианство.
 Рядом с русскими помещиками владели землями мещёрские и мокшанские знатные роды, перешедшие в христианство и сохранившие свой титул (например князья Баюшевы, Разгильдеевы, Еникеевы, Мордвиновы и многие другие). Подчинение Москве выразилось прежде всего в захвате земель и в обложении местного нерусского населения тяжёлыми поборами, что, по-видимому, и было причиной участия мордвы во многих бунтах и восстаниях (начиная с эпохи Лжедмитрия I и до Пугачёв), а также бегства на Восток. Эрзяне принимали активное участие в восстании Степана Разина, а позже, и мокшане и эрзяне — в восстании Емельяна Пугачёва.

                                                                     Мордовское село Васильевка

Уже в первой половине XVII века мокшане и эрзяне переселяются за Волгу, а в XVIII веке широко расселяются по Самарской, Уфимской и Оренбургской губерниям.

Оставшиеся на прежних местах всё более и более подвергались обрусению, в основном из-за насильственного массового крещения (особенно в середине XVIII века). Попытки воскресить «старую веру», хотя и в иной, проникнутой уже христианскими понятиями форме, повторились у эрзян в начале XIX века, приведя к крестьянским волнениям среди терюхан («Кузя-бог»).

Мокша и эрзя всё более подвергалась обрусению, однако за Волгой, на новой почве, ассимиляция шла медленнее, чем на коренных землях мордвы. В то же время среди эрзян получают распространение православные секты «Людей Божиих», «Собеседников», «Молокан» и др. В коренной области мокшан обрусение также сделало крупные успехи; многие селения утеряли свои прежние названия и их нельзя отличить от русских. 
Более стойко мокша удерживала свои особенности на севере Пензенской губернии, в Краснослободском, Наровчатском и Инсарском уездах; но и здесь группы их селений, окружённые русскими, всё более подвергаются русскому влиянию, чему благоприятствуют улучшение путей сообщения, истребление лесов, отхожие промыслы и, наконец, распространение школ.

 
Антропологическое описание
В большей степени мордва являются представителями европеоидной расы. В то же время антропологический облик мордвы сильно дифференцирован у различных групп[]. Среди части мордвы-мокши распространён субуральский тип, характеризующийся относительной длинноголовостью и довольно высоким лицом в пределах уральской расы. Для большей части мордвы-эрзи характерен сурский тип атланто-балтийской расы, для которого характерны мезокефалия, относительно узкое лицо, но не столь высокое, как у скандинавского типа. 
У некоторых групп мордвы-эрзи и южной мордвы-мокши встречается северопонтийский тип центральноевропейской расы, характерный также для русских Поволжья. Этот тип характеризуется длиной тела средней или выше средней, преобладающей мезокефалией, узким лицом, довольно часто встречаются волнистые волосы. Такие антропологические характеристики сближают мордовское население с населением, оставившим Пьяноборскую археологическую культуру[.

И. Н. Смирнов в конце XIX века описывал мордву следующим образом: мокша представляет большее разнообразие типов, чем эрзя; рядом с белокурыми и сероглазыми, преобладающими у эрзян, у мокши встречаются и брюнеты, с смуглым цветом кожи и с более тонкими чертами лица. Рост обоих подразделений мордвы приблизительно одинаковый, но эрзяне, по-видимому, отличаются большею массивностью сложения (особенно женщины).

 
Мордовские языки
Каждый из двух мордовских субэтносов имеют собственный язык: мокшане — мокшанский, эрзяне — эрзянский, оба они относятся к финно-волжской группе уральской семьи языков и имеют статус литературных. 
Считается признанным существование некогда единого мордовского праязыка, который лишь в середине I тыс. н. э. распался на мокшанский и эрзянский. 
Лингвистами подмечено, что в языке эрзя преобладают заимствования из русского языка, а в мокшанском — из тюркских (в основном татарского, чувашского). 
Оба мордовских языка распадаются на ряд диалектов и смешанных говоров, локализованных в различных районах проживания мордвы. Мордовская письменность существует со второй половины XVIII века, и в настоящее время используют кириллицу, алфавит мордовской письменности совпадает с русским.
 

Традиционная культура
Комплекс одежды
Есть разница и в женском костюме: мокшанка носит рубашку и штаны, причём рубашка у неё спускается не до пят, как у эрзянки, а поддерживается у пояса; сверх рубашки эрзянка носит выбитый кафтан, так называемый шушпан, похожий на соответственный наряд черемиски. На голове эрзянки носят круглые кокошники и снабженные спереди рогообразным выступом сороки, а у мокшанок головной убор ближе к черемисскому и заменяется иногда полотенцем или шалью, навертываемыми в виде чалмы (впрочем, головной убор мордовок значительно варьирует в каждой группе ещё и по местностям). Мокшанки не носят также «пулая» — назадника, украшенного бисером и длинной бахромой и распространённого у эрзянок.

                                                           женщина-эрзянка                                                      Мордва, эрзя, мокша

Хозяйство
В XIX веке исследователи отмечали, что мордва живёт лучше других народностей в тех же местностях; в Саратовской губернии, например, задолженность её меньше, чем чуваш, русских и татар. Во внешнем быту мордвы, её жилищах, способах земледелия и т. д. сохранилось мало оригинального, хотя в старину мордовские селения и избы отличались от русских большей разбросанностью и постановкой избы посреди двора или, если и на улицу, то окнами только в сторону двора. 
К специально-мордовским промыслам принадлежат в некоторых местностях, производства поташа, конопляного масла, домашних сукон (любимый цвет мордвы — белый). К искусству мордва равнодушнее чуваш и черемис, у которых, например, многие предметы украшаются резьбой; только мордовские женщины не менее заботятся об украшении своего костюма и старательно вышивают свои рубашки и головные уборы. 
В свадебных обрядах и обычаях мордвы сохранились ещё многие черты старины, отголоски старинного брачного и родового права.

 
Кухня
Мордовская кухня во многом напоминает русскую благодаря тесной и многовековой интеграции двух народов. Доказательством этого может служить тот факт, что самые распространённые блюда — это щи со свежей капустой, сваренные на мясном бульоне, а также каши из различных круп, картофель. Центральное место в национальной кухне занимают мордовские блины. 
Основу блюд составляют растительные и молочные ингредиенты. Если брать мясо, то больше всего используется свинина и говядина, баранина намного реже, ещё реже рыба. В то же время в блюдах практически отсутствуют острые добавки, соусы, специи, зато большим разнообразием отличается домашнее консервирование: соление или квашение овощей на зиму.

 
Мордовская мифология
Переживанием родового быта является также культ предков, остатки которого можно видеть в подробностях погребальных обычаев, поминок. У мордвы сохранилось ещё много языческих поверий, которые, однако, по своей отрывочности и сбивчивости не позволяют восстановить точнее древнюю мордовскую мифологию. Известно только, что мордва почитала много пасов (мокш. павас) — богов, ава — духов, отцов, кирьди — хранителей, которые представлялись антропоморфно и отчасти слились с русскими представлениями о домовых, водяных, леших и т. д. 
Предметами поклонения были также солнце, гром и молния, заря, ветер и т. д. Можно различить следы дуализма — антагонизма между Шкаем (небом) и Шайтаном, которыми созданы, между прочим, Алганжеи (носители болезней). У мордвы сохранились ещё местами моляны — остатки прежних языческих жертвоприношений, отчасти христианские праздники приурочены к ним.
 

Мордовская литература
Основное развитие имело устное творчество. Одним из ранних представителей мордовского сказительного искусства была Ефимия Петровна Кривошеева.

В конце 1920-х годов появились журналы «Мокша» на мокшанском языке и «Сятко» на эрзянском; письменная литература стала развиваться с 1930-х годов.
 

Всероссийский съезд мордовского (мокшанского и эрзянского) народа
Начиная с 1992 года проходят Всероссийские съезды мордовского (мокшанского и эрзянского) народа. Съезд, согласно принятому уставу, является высшим представительным собранием мокшан и эрзян, проживающих на территории Республики Мордовия и в других субъектах Российской Федерации. Делегаты съезда должны были избираться «в соответствии с нормой представительства: от 5 тысяч мордовского (мокшанского и эрзянского) населения — один делегат» — от республики Мордовия и всех мест компактного проживания мокшан и эрзян за её пределами. Первый съезд 14-15 марта 1992 г. состоялся по инициативе обществ «Масторава» и «Вайгель». 
Только на первом съезде было принято 10 документов (в том числе о статусе народов для мокшан и эрзян, вывода из ИТУ Мордовии заключенных других государств, сокращение общей численности заключенных в Дубравлаге, участия мокшан и эрзян в в международных политических организациях и др.) Второй и последующие съезды проходили под патронажем правительства РМ. На втором съезде вновь выставлялось требование в частности о статусе национальностей мокша и эрзя, о принятии Государственным собранием РМ Закона о языках, с закреплением статуса государственного за мокшанским, эрзянским и др.

 

БОЖЕСТВА МОРДВЫ
Мордовские божества.

Совершенно несправедливо некрещеную Мордву называют идолопоклонниками. Никогда не имела она ни идолов ни каких других изображений божества. Правда, она почитала священные деревья, под которыми приносила жертвы, но никогда не признавала их божествами. Правда, она обращалась иногда с моленьями к солнцу и луне, но всегда считала их созданиями Божьими.

Они веровали в единого верховного бога, от которого зависит весь видимый и невидимый мир. Эрдзяды, терюхане и каратаи называют его Пас, или Чам-Пас (верховный бог), - мокшане - Шкай.

Вот такие понятия имела Мордва об этом высшем существе: он не имеет ни начала, не будет иметь и конца; видеть его нельзя не только людям, но и богам, подчиненным ему; он живет на небе, а как он живет, того никто знать не может; он господствует и на земле; и земля, и небо, и светила небесные, и боги (бесплотные добрые духи), и люди, и животные, и самые злые духи, все от него имеют свое начало; он творец всего видимого и невидимого мира, промыслитель, управляющий всем посредством подчиненных богов и богинь. Чам-Пас любит свои создания, и от него происходит одно только добро, но, чтобы люди не забывались, он попустил Шайтану сотворить злых духов и посадил их в болотах и омутах. Если человек сделает что-нибудь противное Чам-Пасу, он дозволяет злому духу сделать вред тому человеку, но когда человек обратится к нему с мольбой избавить его от зла, он запрещает злому духу и велит ему сидеть в воде. Но одной частной молитвы недостаточно для умилостивления разгневанного верховного бога: необходимы общественные и домашние моления подчиненным ему божествам, а еще необходимее добрая жизнь.

Обыкновенная молитва к верховному богу у мокшан коротка: "Шкай! оцю Шкай, верду Шкай, ванымыст! Боже, верховный боже, начальный боже, помилуй нас!" Эрдзяды и терюхане обращаются к нему с молитвой: "Чам-пас, вел Пас, помилуй нас!", то есть: "верховный боже, боже мира (в смысле общества), помилуй нас!" К этому верховному богу Мордва обращалась в начале каждой молитвы, к какому бы божеству она ни относилась. Но самому Чам-Пасу ни особых праздников ни особых жертвоприношений не отправлялось.

Кроме единого вечного бога, Мордва признаёт созданных им добрых и злых духов. По их понятиям, эти духи, как и люди, плодятся, и их в мире множество. Везде, на всяком месте, невидимо присутствует какое-нибудь божество, исполняющее повеление верховного бога или назначенное им для управления какой-либо части вселенной. Этому одинаково веровали все племена мордовские, но верования эрдзяд и мокшан, относившиеся до богов второстепенных и до участия каждого из них в управлении миром, различны.

По понятиям эрдзядов и терюхан (о богах племени Каратаи, к сожалению, мы не имеем сведений), Чам-Пас, приняв намерение сотворить мир, прежде всего создал во всем почти подобного себе духа, с тем, чтобы он помогал ему в сотворении и в управлении миром. Этот дух был Шайтан. Вот рассказ о сотворении шайтана, записанный в 1853 году священником Федором Шаверским в селе Вечкамове (Бугурусланского уезда, Самарской губернии):

"Однажды, когда ничего еще не было на свете, кроме одной воды, плыл Чам-Пас на камне по морю-океану и размышлял сам с собою, как сотворить видимый мир и как управлять им. Тут он сказал: "Нет у меня ни брата ни товарища, с кем бы мог я посоветоваться об этом деле", и при этих словах плюнул с досады в море и поплыл далее. Отплыв некоторое расстояние, Чам-Пас оглянулся и увидел, что слюна его обратилась в огромный бугор и плывет за ним следом. 
Чтоб уничтожить бугор, Чам-Пас ударил по нем жезлом; тотчас из него выскочил Шайтан и сказал: "Ты жалеешь, господи, что у тебя нет ни брата ни товарища, с кем бы тебе подумать да посоветоваться о сотворении мира; я, пожалуй, рад быть твоим братом". 
Чам-Пас обрадовался и сказал: "Ну, хорошо, будь мне хоть не братом, а товарищем. Давай творить землю. Из чего же мы ее сделаем? Ведь кроме воды нет ничего". Шайтан молчит, не знает, из чего землю сделать. "Нырни, товарищ, в море-океан, - сказал ему Чам-Пас: - на дне есть песок, принеси его немного, из него и сделаем землю". - "А я только что хотел это самое сказать, братец", - перебил Шайтан, потому что не хотел показать Чам-Пасу, что тот выше его и знает больше, и все называл его братом, хотя Чам-Пас взял его только в товарищи. "Так ступай же на дно, принеси песку, - сказал Чам-Пас: - да смотри же, товарищ, как станешь брать песок, помяни имя мое". 
Шайтан погрузился на дно. Там, по гордости своей, не захотел он помянуть имя Чам-Паса, а помянул свое. Оттого и не мог взять ни единой песчинки: из-под дна морского вышло пламя и обожгло Шайтана. Обожженный вынырнул он на поверхность моря. "Не могу, братец,- говорить Чам-Пасу: - ни единой песчинки взять, потому что там пламя изо дна морского выходит, оно меня совсем было спалило". - "Ступай, товарищ, опять на дно морское,-сказал ему Чам-Пас:- пламя тебя не тронет, только помяни имя мое". 
Шайтан во второй раз опустился на дно морское, но гордость опять не допустила его помянуть имя Чам-Паса, опять помянул он свое, и пламя опять опалило его. Выплыл он на поверхность моря и вдругорядь явился к Чам-Пасу без песку. "Что же, товарищ, принес ли песку?" - спросил его Чам-Пас. - "Не принес, братец, пламя опять опалило меня пуще прежнего". - "Да помянул ли ты, товарищ, имя мое?" - спросил Чам-Пас. Шайтан, делать нечего, сознался, что не поминал имени Чам-Паса. "Чье же ты имя помянул, товарищ?" - "Свое, братец", - отвечал Шайтан. - "Слушай же, товарищ,-сказал тогда Чам-Пас:-ступай ты в третий раз на дно моря-океана и возьми там песку, помянув имя мое. Только помни, товарищ, что, если ты не помянешь моего имени, огонь тебя совсем попалит, и не останется от тебя ничего". Шайтан в третий раз опустился на дно и, боясь, чтобы пламя совсем его не спалило, помянул имя Чам-Паса и без всякой помехи набрал полон рот песку. Вынырнув на поверхность моря, он отдал песок Чам-Пасу, но не весь, часть его утаил у себя за щекой. Думает он себе: "Пусть его брат мой творит свою землю, а я сотворю свою" Чам-Пас стал разбрасывать по морю песок, и он, увеличиваясь, делался землей. Но по мере того, как песчинки на море вырастали, вырастали и те, что остались за щекой у Шайтана; оттого голова у него разрослась в огромную гору. Почувствовав от того нестерпимую боль, Шайтан заревел страшным голосом. "Что кричишь, товарищ?"-спросил его Чам-Пас. 
Шайтану делать нечего, покаялся. "Не всю, братец, говорит, землю я выплюнул, и она растет у меня в голове, и мне от того нестерпимое мученье". Чам-Пас ударил Шайтана жезлом по голове и сказал: "Выплюнь песок, товарищ, и исцелей от болезни". Шайтан стал выплевывать песок изо рта, но так сильно, что жидкая, еще не окрепшая земля от того поколебалась, отчего произошли ямы, овраги и долины, а из того песку, который он выплюнул, образовались бугры, холмы и горы. Когда Шайтан освободился от болезни, Чам-Пас сказал ему: "Нет, не можешь ты быть мне, товарищем, ты зол, а я добр; будь же ты проклят и ступай под дно морское, в преисподнюю, в тот самый огонь, что палил тебя за то, что, по гордости, не хотел ты помянуть имени творца своего. Сиди там и мучься на веки веков".

 
В Симбирской и Пензенской губерниях Мордва к этому сказанию о Шайтане прибавляет еще следующее: Шайтан возгордился перед творцом своим и сказал ему: "Чам-Пас! Ты уже стар, тебе пора на покой, а я молод; так сиди ты на своем месте и спи, а я один буду управлять миром, который мы сотворим". 
Чам-Пас проклял за то Шайтана, а этот так озлобился на него, что навеки остался самым злым существом и ненавистником всякого добра. За то Чам-Пас и прогнал его в темную пропасть. Есть и другие варианты о противлении Шайтана Чам-Пасу при сотворении мира. Один из них, записанный в селе Сырежеве, Алатырского уезда, Симбирской губернии, приводится ниже.

После того Чам-Пас сотворил богиню Анге-Патяй (слово в слово: мать-богиня). Она источник жизни, чадородия и плодородия земли. Таким образом непосредственно от верховного Чам-Паса произошли только два божества: доброе - Анге-Патяй и злое - Шайтан. Эти два божества равносильны. Если Шайтан не может равняться могуществом с сотворившим его Чам-Пасом и потому не ведет с ним прямой борьбы, то он вечно противодействует доброй Анге-Патяй, которая сама, и через произведенных ею богов и богинь, ведет постоянную борьбу с злым началом, охраняя жизнь и благоденствие всякого создания.

 

                                               обряд языческого моления мордвы                                                  Мордва, эрзя, мокша

Анге-Патяй родила четырех богов и четырех богинь.

Старший сын её, Нишки-Пас, бог неба, солнца, огня и света. Он же главный покровитель пчел. У него в небе есть множество домов, в которых живут души добрых людей. Как пчелы вьются вокруг матки, так души добрых людей вьются вокруг Нишки-Паса. Поэтому он и называется Нишки-Пас (нишки или нишке по-мордовски значит пчельник). Он еще называется Шиза-Пас, или Ши-Пас, то есть солнце-бог. Ему, как первенцу богини Анге-Патяй, присваивается именование сына божья, Иниче-Пас.

Второй сын матери богов Анге-Патяй был Свет-Верешки-Велен-Пас, обладатель земли и устроитель человеческих обществ (велен, сокращенно вел - мир, в смысле общества), которые устроены по подобию небесного пчельника его брата Нишки-Паса. Отсюда и название его Верешки (верь-нишки земной, - собственно лесной, пчельник).

Третий сын верховной богини-Назаром-Пас, бог зимы, ночи, луны. Он принимает в свое царство (назаром-нишки-темный пчельник) души всех умирающих: хороших, добрых отсылает к старшему своему брату Нишки-Пасу, а дурных, злых прогоняет в области Шайтана.

Четвертый сын матери богов Волцы-Пас - есть высший бог всего живого, кроме человека. Он покровительствует людям при звериной охоте, при стрелянии птиц, при рыболовстве.

Из рожденных матерью богов богинь (Патяй) старшая называлась Нишкинде-Тевтярь (сестра Нишки-Паса, слово в слово: "девка Нишки"). Она также имеет свой пчельник (нишке) на земле, это пчельник настоящих пчел; она покровительница пчеловодства, которое исстари составляло любимое занятие Мордвы. Нишкинде-Тевтярь вместе с тем и богиня судьбы. Когда родится человек, её мать Анге-Патяй приказывает ей составить судьбу новорожденного. Эта богиня родила сына Пургине-Паса, который также называется Мел-казо (Верги-Мучки-Мельказо, то есть на землю сходящий дух сына Громова). Этому Мельказо, как скажем впоследствии, особенно веровал последний мордовский пророк, будто бы принимавший его внушения, Кузька-бог, явившийся между терюханами в 1808 году.

Вторая дочь матери богов-Норрова-Апаручи, богиня земледелия, родила Мастыр-Паса (земля-бог), сидящего внутри земли и дающего ей силу произращать все растения, особенно же хлеб и огородные овощи.

Третья дочь верховной богини - Пакся-Патяй, покровительница полей, лугов и огородов, родила бога Вед-Паса. (вода-бог) или Вед-Мастыр-Паса (воды на земле текущей бог), управляющего морями, реками, озерами, родниками и колодцами.

Четвертая дочь матери богов - Верья-Патяй, богиня лесов, рощ и деревьев. Её сын Варма-Пас, бог ветра и воздуха.

Народив этих детей, Анге-Патяй пожелала как можно скорее наполнить весь мир добрыми божествами, чтобы, не говоря уже о людях, при каждом деревце, при каждой травке, при каждой былинке присутствовал добрый дух, который бы охранял создания Чам-Паса от козней Шайтана. Она обратилась с просьбой об этом к отцу своему и верховному миродержателю. Чам-Пас дал ей огниво, а сын её, Нишки-Пас, принес ей кремней. Анге-Патяй стада ударять огниво о кремень, и сколько при этом вышло искр, столько явилось добрых духов oзаисов. Шайтан увидал, что делает Анге-Патяй, взял из земли два кремня (огнива ему негде было взять, ибо оно матерью богов было получено с неба от самого Чам-Паса) и также стал высекать из них огонь. Сколько вылетело искр, столько произошло и злых духов. И до сих пор Анге-Патяй и Шайтан высекают огонь, и оттого с каждым днем умножаются как добрые, так и злые духи, сообразно тому, как размножаются люди, животные и растения.

 
Таким образом главные божества мордовские были следующие:

1) Чам-Пас, 2) Анге-Патяй, дочь его, мать богов; 3) Нишки-Пас, 4) Свет-Верешки-Велен-Пас, 5) Волцы-Пас, 6) Назаром-Пас, 7) Нишкинде-Тевтярь, 8) Наррова-Апаручи, 9) Пакся-Патяй, 10) Верья-Патяй, 11) Пургине-Пас, 12)Мастыр-Пас, 13)Вед-Мастыр-Пас и 14) Варма-Пас.

Кроме этих божеств, от высекания богиней Анге-Патяй огня из кремней, посредством небесного огнива, произошло неисчислимое множество добрых духов, которые вообще назывались у эрдзядов и терюхан oзаис, у мокшан озкс. Этими же словами означали и праздники, отправляемые в честь того или другого божества.

Прежде всего Анге-Патяй высекла искры, произведшие охранительниц детей, богинь Анге-oзаис, помогающих женщинам при родах и охраняющих малолетних детей от болезней и всяких несчастий. При каждом ребенке находится такая охранительница, наблюдающая за его здоровьем. В каждом доме из искр, высеченных богиней Анге-Патяй, явился свой "Кардас-Сярко-oзаис", оберегатель от всякого зла живущих в доме людей и животных, сохраняющий в семействах мир, тишину, согласие и заботящийся об изобилии в охраняемом им доме. Он имеет пребывание среди двора, в яме, под камнем, который по имени его называется "кардо-сярко". 
Этому божеству помогают: Юрта-oзаис, добрый дух, охраняющий всю усадьбу домохозяина: Кёляда-oзаис (собственно значит березовый бог), охраняющий домашний скот, в особенности же животных, любимых богиней Анге-Патяй: овец, свиней, кур. От кёлядов-oзаисов зависели боги, происшедшие также от искр, высеченные матерью богов: Ангар-oзаис - бог жеребцов, Лишман-oзаис - богиня кобыл и жеребят, Таунсяй или Таунь-oзаис - бог свиней и Рев-oзаис - богиня овец. Последние два божества были в особенности любимы богиней Анге-Патяй, так как свиньи и овцы были любимейшими её животными.

Из искр, высеченных верховною богиней, вышли для каждого хозяйства людей: непосредственно подчиненные богине Нишкинде-Тевтярь, покровительнице пчельников и бортей, Нишки-oзаисы - охраняющие пчельники, пасеки и. борти, а также подчиненные богине Наррове-Апаручи добрые духи: Суавтума-oзаис - покровитель пашен, Паст-oзаис - охраняющей посевы от червей, кобылки, саранчи и других вредных насекомых, Керет-oзаис - бог земледельческих орудий. Из тех же искр, высеченных богиней Анге-Патяй, произошли: подчиненные Вед-Пасу или водяному богу Ак-Шакал-oзаис (белая рыба - дух, покровительствующий рыболовству) и подчиненные Верья-Патяй, покровительнице лесов, Кёлу-oзаис, дух, покровительствующий березе (полное имя его Вечки-Кёз-Кёльдиго), Тумо-oзаис - покровитель дуба, Пекше-oзаис - липы, Пиче-oзаис - сосны, Шоть-рань-oзаис - божество бревен, Керень-oзаис - божество лубьев, и т. д. Словом, по понятиям эрдзядов и терюхан, божества находятся повсюду. Каждое из них охраняет вверенное попечению его создание верховного бога, Чам-Паса. Поддерживая в нем жизнь, производя за него постоянную борьбу с злыми духами, творениями Шайтана, добрые oзаисы исполняют веления матери богов и всего доброго в сем мире Анге-Патяй, а ей повелевает сам Чам-Пас.

 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Мокшин Н. Ф. МОРДВА, ЭРЗЯ, МОКША — ИСТОРИЯ ЭТНОСА И ЭТНОНИМА // Зубова Поляна. Республика Мордовия. Историко-этнографический сайт.
мордва (мордва синонимы, синонимы к мордва) // Словарь русских синонимов (online версия)
 Феоктистов А. П. К проблеме мордовско-тюркских языковых контактов // Этногенез мордовского народа. — Саранск, 1965. — С.331-343
 Шахматов А. А. Мордовский этнографический сборник. СПб., 1910
 Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны // «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука», Государственное издательство географической литературы, М. 1957, с.110
 В. А. Юрченков. Мордовский народ: вехи истории. — Саранск, 2007
1000 лет единения мордовского народа с многонациональным российским государством
Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. — СПб., 1863. −4.1. — С.558
 Юрченков В. А. Мордовский народ: вехи истории. — Саранск, 2007. — с. 97-98
 Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей.
Козлов В. И. Расселение мордвы — эрзи и мокши//Советская Этнография 1958. —
Тишков В. А. Республика Мордовия
 Республика Мордовия. Официальный сервер органов государственной власти
 Мордва // Толковый словарь URL:Сайт Российского этнографического музея.
 Бубрих Д. В. «Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота?» / Записки Мордовского научно-исследовательского института социальной культуры, Саранск, 1941, № 3, с. 31.
 Пискарёвский лепописец
 Марк К. Ю. Этническая антропология мордвы//Вопросы этнической истории мордовского народа. Москва, 1960
 Марк К. Ю. Соматологические материалы к проблеме этногенеза финно-угорских народов // Этногенез финно-угорских народов по данным антропологии. М.: Наука, 1974. С. 11-18.
Мельников П. И. Очерки мордвы, гл. III—V // Русский вестник, т. 71, 1867.
 Б. Е. Кирюшкин Мордовская литература (рус.) // Литературный энциклопедический словарь. — 1987.
 Съезды мордовского народа // Межрегиональное общественное движение мордовского(мокшанского и эрзянского) народа.
Белицер В. Н. Народная одежда мордвы. М., 1973.
Вопросы этнической истории мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР. Нов.сер. Т. 63. М., 1960.
Евсевьев М. Е. Братчины и другие религиозные обряды мордвы Пензенской губернии // Живая старина. Вып.1-2. СПб., 1914.
Евсевьев М. Е. Мордовская свадьба. Саранск,1959.
Исследования по материальной культуре мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР.Нов.сер. Т. 86. 1963.


Источник: http://komanda-k.ru/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B2%D0%B0-%D1%8D%D1%80%D0%B7%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%BA%D1%88%D0%B0

Как сделать костюм воевода фото



Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода

Как сделать костюм воевода





Читать далее:












Меню

Главная

Где находится калмыкии
Как сделать руль на мотоблок своими руками
Как сделать курицу на ужин
Как сделать wiki страницу
Новогодний костюм вампир своими руками
Как сделать больше яркость экрана
Поздравление на профессионал
Рамки сделанные ребенком своими руками
Брага без дрожжей в домашних условиях
Поздравление с днём рождения леше